Решение домашних заданий

В последнее десятилетие XVI века англичанин Хаклюйт писал: «Я лелею великую надежду, что подходит наше время и теперь мы, англичане, можем, если захот

1 января 0001 / История / Комментарии: 0

В последнее десятилетие XVI века англичанин Хаклюйт писал: «Я лелею великую надежду, что подходит наше время и теперь мы, англичане, можем, если захотим, разделить добычу с испанцами и португальцами в Америке и других, еще не открытых странах» Прокомментируйте это суждение.


  • 70—80 годы XVI в. ознаменовались растущей торговой и коло­ниальной экспансией Англии. За два десятилетия небольшое ост­ровное государство наверстало то, что было упущено в начале эпохи Великих географических открытий. Его корабли проникли во вла­дения турецких султанов, испанские и португальские колонии Нового Света, исследовали пути в Северном Ледовитом океане, побережье Северной Америки и Гренландии. Англичане основали свою первую колонию в Америке, добрались до Амазонки. Гори­зонты нации необыкновенно расширились. Успешная борьба с прежде безраздельно господствовавшей над океанами Испанией стимулировала национальное самосознание англичан. Победа над Великой Армадой в 1588 г. снискала Англии славу владычицы морей, породив здесь настоящую эйфорию, веру в беспредельные возможности, что нашло отражение в огромном потоке памфлетной литературы, дневников и отчетов путешественников, трактатов о выгодах торговли и освоения новых материков. Вершиной литера­туры этого рода стало многотомное издание Ричарда Хаклюйта «Основные плавания, путешествия и открытия английской нации», в котором он собрал отчеты и известия обо всех знаменитых путешествиях своих соотечественников с древнейших времен до эпохи Дрейка и Рэли. Его комментарии к ним были написаны пером горячего патриота и пропагандиста английской экспансии: «Я лелею великую надежду, что подходит наше время и теперь мы, англичане, можем, если захотим, разделить добычу с испанцами и португаль­цами в Америке и других еще не открытых землях». 
    Самоутверждение в качестве великой державы позволило анг­личанам по-новому взглянуть на народы, прежде служившие им учителями, и выйти из-под обаяния иностранных образцов. Разумеется, не шло и речи о прекращении культурных контактов, обмена идеями и заимствований в области литературы и искусства, но елизаветинцы окончательно избавились от ощущения «вторично- сти» и усвоили иронический тон в отношении «напыщенных ис­панцев», «легкомысленных французов» и «ненадежных итальянцев». Эти утрированные оценки-клише стали расхожими в английской литературе и драматургии того времени. 

    Вера в собственную исключительность, божественное предназ­начение английской нации, ощущение молодости и энергии состав­ляли специфическое мироощущение елизаветинской Англии, послужившее одним из источников ее культурного расцвета во второй половине XVI в.

Добавить комментарий